Friday
Dec082017

Казахстан: глава ассоциации религиозных объединений о диалоге между государством и представителями религии

В Казахстане на высоком уровне ведется диалог между государством и представителями религии. Цель – поиск взаимопонимания по вопросам законодательства и объединение усилий в борьбе с насильственным экстремизмом.

22 ноября в Астане руководители различных религиозных общин обсудили с чиновниками вопросы по улучшению законодательства и его применения в религиозной сфере. Диалог прошел при поддержке Регионального Управления Верховного комиссара ООН по правам человека и Офиса программ ОБСЕ в Астане.

В мероприятии участвовали представители Ислама, Католицизма, Протестанты и другие, а так же представители неправительственных организаций Казахстана, научно-образовательных учреждений, государственных и правоохранительных органов. 

Получился достаточно откровенный и конструктивный диалог. Несмотря на то, что обсуждались вопросы, в отношении которых были различные взгляды, иногда прямо противоположные, тем не менее, всем удалось сказать то, что они думают, и удалось услышать позицию оппонентов.

О результатах и значении диалога рассказал один из участников мероприятия Александр Клюшев, председатель «Ассоциации религиозных объединений Казахстана» (АРОК).

Что такое АРОК и ее роль в диалоге

Ассоциация АРОК существует с 1999 года.  Наша цель – способствовать развитию государственно-конфессионального диалога, а также укреплению межконфессиональных отношений.

В этом деле мы очень давно сотрудничаем с различными международными организациями, среди которых и  LYNC (Love Your Neighbor community), как важный стратегический партнер.

О роли евангельской церкви в подготовке мероприятия

В работе Круглого Стола участвовали епископы и пасторы евангельских церквей, которые делают большую работу в Казахстане. Это первая такого рода диалоговая площадка, когда представители евангельского сообщества были представлены настолько широко и могли каждый независимо высказать свою позицию и свои взгляды по поводу законодательства, законотворчества и правоохранительной практики. Все участники были довольны прошедшим мероприятием.

О результатах Круглого Стола и почему нужно проводить такие мероприятия

Был откровенный, искренний диалог, когда люди говорили смело все то, что хотели сказать, трезво и конструктивно выражали свою позицию в отношении законодательства, законотворчества и правоохранительной практики, и еще был один момент - профилактика насильственного экстремизма и радикализации общества.

В современном мире сформировалось много различных мифов. Зачастую мы можем видеть, как часть религиозных общин искусственно маргинализируют и для того, чтобы этого не происходило, необходим диалог - когда государство с одной стороны, а религиозные общины  с другой, могли бы откровенно разговаривать, и чтобы в этом принимали участие представители разных религиозных конфессий.

То есть, межгосударственный и государственно-конфессиональный диалог важен для того, чтобы разрушать различного рода мифы, которые формировались последние 10-15 лет из-за процессов, которые происходили на постсоветском пространстве. В этом принимали участие некоторые сектоборцы, которые посеяли немало плевел в сознании людей, что и породило множество мифов.

И диалог на таком уровне способствует оздоровлению общества, росту толерантности, приходит понимание того, что те люди, о которых могли быть созданы какие-то мифы, достойные граждане своей страны. Они - не агрессоры и не вынашивают в своем сердце негативных планов по отношению к другим конфессиям или государству. И такие мероприятия способствуют оздоровлению

Wednesday
Nov012017

Теракт в Манхэттене, как следствие религиозной политики Каримова

31 октября в нижней части Манхэттена в четырех кварталах от Всемирного торгового центра пикап совершил наезд на велосипедистов и пешеходов. По предварительным данным, погибли 8 человек, 11 ранены.

Преступника удалось задержать, он ранен и находится в больнице. По словам очевидцев, в какой-то момент машина свернула с велодорожки и столкнулась со школьным автобусом (внутри находились четыре человека — пострадали ли они, неизвестно). После этого он выбежал из машины с травматическим оружием и ружьем для пейнтбола; находившийся поблизости полицейский открыл огонь и ранил его. Первоначально сообщалось, что стрелял сам преступник, но эта информация не подтвердилась. Известно, что грузовик, который использовал преступник, был взят в аренду.

Источники называют имя нападавшего — Сайфулло Хабибуллаевич Саипов. Преступник жил во Флориде; предположительно, он выходец из Узбекистана, переехавший в США в 2010 году. Официально это не подтверждено; в полиции лишь сообщили, что преступнику 29 лет. Саипов работал одним из водителей Uber, сообщили в компании. Он успешно прошел проверку, обязательную для всех водителей, пользующихся этим сервисом заказа такси, заявили представители компании, добавив, что сейчас аккаунт Саипова отключен.

Преступление признали терактом — так назвал нападение мэр Нью-Йорка Билл де Блазио; до этого источники в правоохранительных органах рассказали журналистам, что преступление расследуется как теракт. По словам очевидцев, преступник, выйдя из машины, кричал «Аллах акбар». В кабине грузовика полиция обнаружила записку, в которой Сайфулло Саипов сообщил, что совершит теракт во имя террористов ИГИЛ.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев выразил соболезнования президенту США Дональду Трампу в связи с терактом в Нью-Йорке и заявил, что его страна готова использовать все свои ресурсы, чтобы помочь расследованию теракта на Манхэттене. Ранее в среду в Ташкенте было объявлено, что правительство ведет расследование сообщений о том, что после теракта в США задержан уроженец Узбекистана, который убил восемь человек и нанес ранения около десятку человек. 

Репутация Узбекистана в мире во многом определяется действиями ее бывшего лидера - Ислама Каримова, который умер в прошлом году. Известно, что он мучил и задерживал оппозиционеров, журналистов и других. 26-летняя власть Каримова в значительной степени уничтожила понятие «независимые СМИ» и гражданское общество. Поэтому обнадеживает то, что президент Шавкат Мирзиёев может изменить направление. В самой густонаселенной стране Центральной Азии права человека спрятали в подвал; единственный вариант - достать их на свет.

Влад Кусакин, президент LYNC (Love Your Neighbor community), координатор Центрально-Азиатской рабочей группы IRF Roundtable, Washington DC:

«Произошедший вчера в Нью-Йорке теракт, кроме всего прочего так же является следствием религиозной политики Узбекистана при предыдущем президенте Исламе Каримове. Самые жесткие религиозные законы в Центральной Азии, самое жесткое их применение на фоне коррупции и произвола местных властей. Результат? Огромное количество радикализированных молодых людей воевало и продолжает оставаться верными ИГИЛ, теракты в Швеции, Турции и России. Теперь Соединенные Штаты ощутили на себе последствия религиозной политики Каримова. Многие узбеки, такие как Саипов бежали от режима Каримова, от невозможности исповедовать свою религию тем способом, который им подсказывает их религиозная наследственность и идентификация. Семя радикализма было посеяно жестокой политикой узбекских властей, взошло в условиях непонятной чужеземной свободы и дало свой плод вчера в Манхэттене. 

Вчерашний теракт это еще одно послание правительствам предпочитающим душить религиозную свободу - именно вы создаете и удобряете почву для радикализации. 

Что касается Узбекистана сегодня, то, похоже, нынешний лидер Шавкат Мирзиёев понимает, что политика «жесткой руки» завела страну в тупик во всех сферах, и начинает действовать гораздо разумнее и прагматичней. Издание The Washington Post отметило некоторые значительные шаги в сторону раскрепощения страны, предпринятые господином Мирзиёевым, пришедшим к власти в 2016 году. 

Останется надеяться, что нынешнее руководство Узбекистана продолжит двигаться в сторону расширения религиозной свободы в своей стране, что позволит в будущем значительно снижать уровень религиозной радикализации». 

Господин Мирзиёев, вступивший на должность в 2016 году, осторожно начал политику либерализации. Он выпустил, по меньшей мере, 16 политических заключенных; ослабил принудительный труд по сбору хлопка; очистил «черный список» граждан, хранящийся в службах безопасности; создал целую сеть президентских кабинетов для рассмотрения жалоб граждан; укрепляет независимость судебных органов; и обещает ликвидировать к 2019 году выездную визу, обременительную реликвию советских времен.

«Это возрождение надежды для прав человека узбеков», - говорится в недавнем докладе благотворительной организации по защите прав человека «Human Rights Watch», в котором отражены эти и другие изменения. Некоторые назвали это узбекской весной или оттепелью.

По крайней мере, это рассвет. Господин Мирзиёев явно нуждается в иностранных инвестициях и вполне может захотеть оставить позади наследие своего предшественника, под руководством которого он прослужил 13 лет в качестве премьер-министра.

Тысячи людей по-прежнему содержатся в тюрьмах Узбекистана по сомнительным политическим обвинениям. Согласно докладу: «Серьезные нарушения, такие как пытки, политически мотивированное тюремное заключение и принудительный труд на хлопковых полях, остаются широко распространенными». Узбекистан по-прежнему серьезно ограничивает независимость адвокатов и журналистов и устанавливает обременительные ограничения для неправительственных организаций. В обществе, которым долгое время управлял тиран, период восстановления может быть мучительным, и требуется определенное терпения.

Monday
Oct302017

В США прошел Международный Круглый стол по религиозной свободе

26 октября 2017 года в Вашингтоне прошел 5-й Международный Круглый стол по вопросам религиозной свободы (IRF Roundtable).

IRF Roundtable – это неформальное объединение религиозных представителей, представителей гражданского общества и правительства, включая старших сотрудников Государственного департамента, Комиссии США по международной религиозной свободе, членов Конгресса и посольств. Круглый стол проводится каждые два месяца в Капитолии США.

 

Влад Кусакин, президент LYNC (Love Your Neighbor community), команда которой много лет является участником IRF Roundtable, отметил:

«Сам Roundtable остается уникальной неформальной организацией, в которую входят представители практически всех религий, а также представители государства. И, несмотря на свои теологические и политические различия, потому что там есть и представители демократической партии, и представители республиканской партии, несмотря на все эти вещи, люди объединились для того, чтобы обсуждать, продвигать и устанавливать для всех важную вещь - религиозную свободу, в которой нуждаются все, и которую хотят иметь все».

Важным вопросом Круглого стола стало обсуждение состояние освобожденных от ИГИЛ территорий. Разгром ИГИЛ сопровождается возвращением его бойцов домой, многих - в центральную Азию. В этой ситуации религиозное законодательство должно быть особенно чувствительным.

«Очень важный вопрос - привести к миру враждующие стороны. Очень важный и серьезный момент прозвучал на встрече. Когда вы сможете примирить различные религии, религиозные организации, когда различные деноминации перестанут враждовать друг с другом, это будет хорошей основой для созидания мира даже на таких жестоких территориях, как освобожденные от ИГИЛ города, и территории Сирии и Ирака», - подчеркнул координатор Центрально-Азиатской рабочей группы, которая занимается разработкой рекомендаций для правительств Центральной Азии, Влад Кусакин.

Цель круглого стола – снижение ограничений религиозной свободы, которое распространяется по всему миру. Участники Круглого стола привлекают внимание правительства США к проблемам религиозных свобод, обращаются непосредственно к правительствам других стран. Переговоры с послами, посольствами и делегациями, направлены на сотрудничество, ориентированное на достижение конкретных результатов.

«Во многих странах сегодня христианство преследуется. И вопрос возможности христианам исповедовать свою религию в исламских странах и во многих других, где их преследуют, сегодня стоял очень остро, - подчеркнул Влад Кусакин, добавив, - вообще, подводились итоги работы американского правительства, различных общественных организаций, что было сделано за год для продвижения религиозной свободы. Очень многие отчеты порадовали, той серьезной работой, которая проводится в этом направлении, теми успехами, которые были достигнуты».

 

Религия становится составной частью внутренней и внешней политики США во многих аспектах, особенно касающихся безопасности и борьбы с терроризмом. До этого времени религиозная составляющая в основном игнорировалась. 

Теперь финансы, которые раньше США передавало в ООН для работы по защите религиозных меньшинств, будут напрямую идти на эти нужды, минуя ООН.

В этом году Круглый стол был праздничным. Помимо докладов различных неправительственных организаций, отметили труд членов правительства США и тех людей, которые внесли особый вклад в дело развития религиозной свободы по всему миру.

Награды (Thomas Jefferson IRF Champion Award) за выдающийся вклад в развитие религиозной свободы получили посол, раввин, почетный директор Центра религиозной деятельности реформирования иудаизма, старший советник Союза по реформированию иудаизма (URJ) по вопросам политики и стратегии Давид Саперштейн и Конгрессмен и христианин Крис Смит.

Tuesday
Aug152017

КАК ПРЕОДОЛЕВАТЬ СВЕРХТЯЖЁЛЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Пастор Давид Шестаков отсидел 4 года в узбекской тюрьме за проповедь Евангелия с 2007 по 2011 год. У Давида потрясающая проповедь, из которой каждый может взять для себя жизненно важный урок - КАК ПРЕОДОЛЕВАТЬ СВЕРХТЯЖЁЛЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, оставаясь в мире с Богом и гармонии с окружающей действительностью. И это не нирвана, это реальность Христа. 
Мне посчастливилось слушать пастора Давида много раз на протяжении последнего года, и я могу точно сказать, что его пережитый и суммированный опыт помогает мне не сдаваться перед обстоятельствами. 
Кроме всего вышесказанного, Давид, несмотря на пережитое, останется чутким и добрым служителем с прекрасным чувством юмора. 

Wednesday
Aug022017

Где искать настоящих христиан?

Иисус назвав своих последователей “солью” земли и “светом” миру, определил их качества:

  • милосердие
  • кротость, 
  • способность не реагировать на обиду, подставив вторую щеку
  • миротворчество
  • чистосердечие
  • любовь к врагам
  • не мстительность
  • отсутствие осуждения и так далее - всего 107 стихов  Евангелия от Матфея описывают поведение того, кого мы называем возрожденным христианином. 

Но если мы, христиане, честно оценим свою жизнь и поступки, то обнаружим, что очень редко соответствуем этим вещам. Я не знаю никого, кто в полной мере практиковал бы выше озвученные стандарты, имею в виду и себя в том числе.

Означает ли это, что у Иисуса Христа не осталось последователей и учеников на земле?

Я думаю, что нет, не означает; 

Весь вопрос заключается в желании нами практиковать эти вещи в своей жизни. 

Если вы читаете о любви к врагам, прощении бесконечное количество раз, отсутствии мстительности и осуждения, жертвенном милосердии, супружеской верности и считаете, что это для кого то другого, но не для вас, то бесполезно называть себя христианином. 

Если же ваше сердце желает этого, если вы одобряете эти стандарты не только для других но и для себя, если вы ищите их практической реализации в собственной жизни, то это и есть “тернистый путь” следования за Христом. 

Конечно не все всегда будет получатся, конечно обстоятельства почти всегда будут принуждать делать обратное. Возможно уже накопился негативный опыт, который говорит - никогда больше не буду прощать, никогда больше не буду оказывать милосердия, я проявлял кротость, а люди просто начинали пользоваться мной и так далее. . . . . Не покоряйтесь обстоятельствам и не разочаровывайтесь. Продолжайте искать в своем сердце источники качеств того самого нового человека за которого умер Иисус на кресте; 


Friday
Apr222016

Диалог - свобода и примирение

Портал Credo.ru опубликовал мое интервью: Американский правозащитник-протестант ВЛАД КУСАКИН о диалоге как форме защиты религиозной свободы, примирении после войны в Украине и роли РПЦ МП. Часть вторая

Начало – ЗДЕСЬ…

Сила диалога

— Вы говорили о диалоге. Насколько эффективна такая форма защиты религиозной свободы? На каких принципах она основывается?

 — Любой диалог, если он происходит, уже побеждает многие негативные вещи. И более того, мы видим в этом пример Иисуса Христа, Который пришёл на эту землю для того, чтобы познакомить нас с Богом, для того, чтобы восстановить наши отношения с Творцом. Он предлагает нам подружиться с Ним, Он предлагает изучить Его. Несмотря на то, что мы являемся Его врагами, не ищем Бога, не желаем отношений с Ним. Тем не менее, Иисус создаёт диалог, создаёт эти отношения. И те, кто откликается на Его призыв, естественно, начинают общаться с Богом.

Поэтому создание диалога — это то, чем занимается Mission Eurasia. Мы проводим семинары, общение, пытаемся вовлечь христианских лидеров Центральной Азии во все существующие диалоговые площадки, которые проводятся сегодня европейцами, американцами и любыми другими организаторами. Чтобы они там присутствовали, чтобы голос евангельской церкви звучал, чтобы ломались стереотипы, выстраивались мосты, налаживались контакты, чтобы через эти контакты и мосты решались важные вопросы. И это происходит.

Диалог — это то, что сегодня работает в деле защиты религиозной свободы. Хотя часть правозащитных организаций до сих пор руководствуется концепцией «shame and blame», это, в основном те, которые имели успех в 70-80-х годах. Иногда приходится прибегать и к их помощи. Но те, кто сегодня пытаются проанализировать свою деятельность и понять, в чём успех, в чём эффективность, всё-таки склоняются к диалоговой форме работы по укреплению религиозной свободы.

Мы начали организовывать семинары для евангельских лидеров Центральной Азии. И семинары не с тем, чтобы дать инструкции, как себя вести, а с тем, чтобы преподать концепцию, взять какое-то дело, изучить его и дать возможность людям самим, на основании изученного материала, понять, насколько это можно практически применить в их ситуации.

Я не так давно вернулся из Казахстана. Мы делали серию таких семинаров, где я предложил собравшимся лидерам рассмотреть существующую ситуацию между евангельским сообществом и государством как конфликт. Спросил, насколько мы имеем право охарактеризовать ситуацию как конфликт между государством и евангельскими церквями. Они согласились: «Да, у нас есть конфликт».

Я спросил, насколько этот конфликт сегодня сформирован советскими стереотипами, действительно ли они ещё действуют в вашей среде? Насколько чиновники, которые выросли в советское время, относятся к евангельской церкви на основании тех стереотипов, которые были в них когда-то вложены? Насколько евангельские лидеры сегодня придерживаются тех старых советских стереотипов по отношению к государству?

Потому что Советский Союз формировал уникальные стереотипы, которые существуют и сегодня, но лишены той платформы. Например: Советский Союз позиционировал себя как государство воинствующего атеизма, т.е. войны с любой религией. Ни одно из среднеазиатских государств на сегодня не позиционирует себя сейчас как воинствующий атеизм. Поэтому уже появляется площадка для диалога между государством и евангельским сообществом. И когда мы говорим об этом как о конфликте, мы начинаем искать методы решения конфликта между евангельским сообществом и государством, в будущем с присоединением к диалогу гражданского общества и других религиозных организаций.

В Казахстане есть организация АРОК — Ассоциация религиозных объединений Казахстана, которая успешно практикует диалог, и которая добилась очень многого в построении взаимоотношений. Есть свои нюансы в зависимости от тех или иных структур, но с правительством отношения хорошие. С прокуратурой удалось наладить отношения, но большая проблема с КНБ — бывшим КГБ в Казахстане. Есть свои плюсы, свои минусы. Узбекистан, Туркменистан — очень закрытые страны. Таджикистан — более-менее. Во всех этих регионах очень специфическая ситуация. Но, тем не менее, мы видим единственную возможность — создание диалога, его продвижение, а также налаживание отношений внутри общества.

— Вы сказали о конфликте государства и религиозных организаций. А общество какую-то позицию занимает? Как настроены простые люди: они агрессивны или нейтральны? Воспринимают ли евангельских христиан как «сектантов»?

— Очень сильно влияние российской политики и пропаганды, связанной с религиозной сферой. И не только в связи с украинским конфликтом, но и по всем остальным позициям. Например, скандально известный «сектовед» Александр Дворкин очень популярен сегодня в Средней Азии. Более того, в Казахстане он учредил несколько фондов, в том числе «Фонд помощи жертвам тоталитарных сект». И эти фонды были очень активными. Они финансировались государством, имели доступ к средствам массовой информации, где они же и нагнетали ненависть. Но благодаря диалогу с государством эти фонды на сегодня полностью отступились от евангельских церквей.

— Идея диалога во многом библейская, потому что Писание говорит о том, что, «если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим., 12:18). Но ведь бывает, что церковь настолько увлекается диалогом с государством, что оказывается неспособной держать свою позицию. То есть в обмен на комфорт и условную религиозную свободу приходится жертвовать правдой. Есть ли для Вас какие-то ограничения в этом диалоге или нет?

— Да, конечно, в процессе взаимоотношений могут быть крайности. Одна крайность — это полное игнорирование друг друга, другая была хорошо сформулирована одним из пасторов Казахстана: «Церковь — невеста Христа, она не должна ложиться в постель к каждому земному правителю». Поэтому надо выбирать что-то среднее. Мы всегда это обсуждали. Нельзя скатываться ни в одну крайность, ни в другую, потому что отсутствие диалога — это нехорошо. А чересчур близкие отношения с государством позволяют ему начать манипулировать церковью в своих интересах, и это последнее может быть ещё хуже первого. Поэтому здесь нужно понимание того, как выстраивается диалог. Эту тему мы раскрываем на наших семинарах. Также для этого существует огромное количество других мероприятий, настраивающих евангельских лидеров на поиск правильных позиций в диалоге. Многие наши материалы на эту тему доступны в Интернете на английском языке. В том числе наши отчёты.

Блаженны миротворцы

— В чем специфика миротворческого диалога на постсоветском пространстве?

— Наша работа по созданию диалога подтолкнула нас к следующему проекту — созданию миротворческого проекта здесь, в Украине. В Фейсбуке есть некоторые мои публикации, связанные с диалогом. Как правило, они вызывают бурную реакцию читательской аудитории.

Во-первых, мы видим разделение евангельской церкви на постсоветском пространстве в контексте конфликта, связанного с Украиной. Всё, что мы делали в Центральной Азии, подтолкнуло нас к созданию проекта примирения на той же самой основе — на основе организации диалога. Разделение повлекло за собой прерывание всяческих контактов между российскими и украинскими евангельскими лидерами. Взять хотя бы украинский город Славянск. Там не было российских пасторов с начала войны, ни одного не было. От контактов отказываются практически все. В Фейсбуке исключают друг друга из списка друзей. И каждая из сторон в такой ситуации не получает адекватной информации, что происходит по одну и по другую сторону.

Идея миротворческого проекта для россиян и украинцев возникла ещё в июне 2014 года, когда Mission Eurasia собрали евангельских лидеров в Стамбуле. Там было сказано так: «Мы все хотим мира, мы все хотим восстановления отношений, но мы не знаем, как этого достичь». И этот вопрос «как» стал дальнейшим предметом нашего исследования.

Возможно, мои источники ограничены, но я не нашёл в истории, чтобы какая-либо славянская церковь была бы инициатором миротворческого процесса. Такое есть в истории Германии, в истории Италии, Африки, Норвегии, Балкан и т.д., где именно церковь или христианская организация являлись двигателем восстановления отношений, прекращения военных действий. Но в славянском контексте я не нашел такого.

Мы задались целью создать такой проект на уровне евангельского сообщества. С надеждой, что он перерастёт в более широкомасштабный проект. Мы создаём площадку, где могли бы встретиться те евангельские лидеры, которые в какой-то момент отказались общаться друг с другом по разным причинам. Мы пока не говорим о врагах, что враги должны встретиться, мы исходим из того, что мы можем, и из того, какую проблему видим. Они должны встретиться там, поговорить друг с другом, рассказать, что они думают, как они видят ситуацию.

На таких встречах мы всегда преподаём три вещи: 1) библейское основание для примирения, 2) глобальный контекст, 3) изучение случая, когда та или иная христианская организация стала миротворцем, и какие принципы были использованы. Опять-таки, для того, чтобы люди, узнавшие это, могли в дальнейшем применить полученные знания в своей ситуации для понижения градуса ненависти, восстановления отношений, чтобы в евангельском сообществе начиналось примирение между сторонами.

Так, в прошлом году появилась идея: пригласить российских лидеров в Славянск. И пригласить не просто для семинара, а сделать еще один день для посещения пострадавших городов с гуманитарным служением. Эта идея была связана с моим личным убеждением, что, побывав там, человек уже не сможет оценивать ситуацию так, как он её воспринимал раньше.

Когда я только приехал туда в первый раз в 2014 году, это очень меня потрясло. Я помню один момент, когда у меня возникла мысль пригласить в Славянск российских лидеров. Я был с американскими журналистами, возил их, помогал им с переводом. С нами был радиоведущий из Чикаго. Как-то я ему сказал: «Вэйн, у меня такое чувство… Я просто хочу сдать свой билет и остаться здесь». Такое количество горя и страданий! Я впервые в жизни видел столько горя. Это меня настолько ошеломило, что-то в моём сердце отозвалось, потому что я христианин…

В 2015 году мы привезли в Славянск первых людей из России. Это был первый диалог в Славянске. После семинара ездили вместе с волонтёрскими группами в города Марьинку, Красногоровку Донецкой области и другие. Один российский брат встретился с теми ребятами, которые организовывают там церкви. Говорит: «Я пастор больше двадцати лет, но я впервые в жизни встретил “безумных Христа ради”».

Это было очень глубокое эмоциональное потрясение. Они увидели ситуацию как она есть на самом деле, услышали людей, которые там живут, услышали своих братьев, с которыми общались. И для того чтобы закрепить это эмоциональное потрясение, мы проводим семинар, который открывает инструменты миротворчества и восстановления взаимоотношений, инструменты, которые они могут применять в своих церквях, возвращаясь в свои общины, как россияне, так и украинцы, а также лидеры из Средней Азии. Хотя масштаб первой встречи был очень маленький, мало людей приехало. Но написано: «и если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста», — говорит Господь (Иер.15:19). Организованный нами диалог — это и есть процесс извлечения драгоценного из ничтожного. Это процесс реального изменения мышления участников встреч. Это то, что я видел там.

Невозможно говорить о примирении без изменения мышления людей. Ни один мирный договор не существует долго без этого фактора. Это концепция faith-based diplomacy (дипломатии, основанной на вере). Враждующие стороны могут договориться в силу экономических или ещё каких-то интересов и временно прекратить огонь. Но как только ситуация меняется, всё возобновляется, потому что мышление договорившихся сторон не изменилось. Мы же ставим задачу изменения мышления, изменения отношений к существующему конфликту через создание таких вот диалогов пока ещё в евангельском сообществе. Я нахожу это в Библии и вижу, как это работает на практике сегодня, потому что основы восстановления отношений, которые мы преподаем — библейские.

— Сегодня разговоры о примирении между сторонами конфликта многими людьми воспринимаются «в штыки», они говорят: «Сначала должен покаяться тот, кто виноват. Если нет покаяния, то какое может быть примирение?» Насколько сложно привести к изменениям в мышлении, если учитывать, что есть кто-то, кто все-таки объективно неправ?

— Да, конечно. Я говорю о большой картине изменения мышления. Механизм его достижения — то, что предлагает Библия в Псалме 84:11: «Милость и истина встретятся, справедливость (в русском переводе «праведность», однако в оригинале «справедливость») и мир облобызаются». Здесь мы видим четыре компонента восстановления отношений и все они должны присутствовать. Зачастую люди обычно настаивают на одной составляющей процесса примирения. Обычно на милости, если мы говорим о христианах.

Но что такое «милость» в данном понимании конфликта? Давайте всё забудем и будем дружить, как будто ничего и не было? Милость, да? Но одной только милости недостаточно в процессе восстановления отношений. Только справедливости тоже недостаточно. Если ты постоянно настаиваешь на справедливости, то ты тоже не сможешь восстановить отношения. Все четыре компонента должны присутствовать в процессе восстановления отношений.

Приведу два примера: библейский и современный. Библейский — притча о блудном сыне. Вы рассматривали ее с точки зрения конфликта? В этой притче мы видим, что вначале был мир, потом возник конфликт, а затем снова наступил мир. Между миром вначале и в конце что-то произошло. Вот в этом конфликте есть четыре составляющих, о которых я упоминал выше. Мы привыкли говорить, что эта притча о милости. Да, в ней есть милость, но там есть всё.

Смотрите: там написано, что младший сын пропил наследство и прогулял с проститутками. Это что? Правда. Притча сообщает правду о том, что он сделал. Не сказано, что он уехал в дальнюю землю, и у него «не получилось с бизнесом». Или «у него не сложились отношения с этими женщинами, так уж получилось». Там прямо написано, что он пропил и прогулял наследство. Второй момент. Там есть справедливость. Когда этот человек обеднел, он дошел до того, что ел корм, который давали свиньям. Это справедливый результат того, что он сделал. Там есть и милость, потому что когда он вернулся домой, отец его принял. Там есть и правда старшего брата, который был недоволен милостью отца. И там есть мир, который наступил после ответа отца.

В этой притче есть все составляющие настоящего примирения. Попробуйте изъять одну из них, и что у вас получится? Все разрушится. Например, начните правду называть другими словами, или уберите оттуда справедливость — фрагмент, где он был со свиньями в таком печальном состоянии. Если так сделать, то получится, что он пропил-прогулял. А дальше — милость отца. Это значит, что сын обращается к нему: «Папа, пришли мне ещё пару “штук”, у меня деньги кончились». А отец проявляет милость, и всё. И у нас нет результата, у нас нет мира, к которому в конце концов пришла эта семья. Поэтому милость, истина, справедливость и мир, — все четыре компонента обязательно должны присутствовать. Это библейское основание. Безусловно, блудному сыну нужно было осознать, что он виноват, без этого конфликт не решить. Мы как раз и ищем подход, путь к этому. Все четыре компонента должны присутствовать всегда и работать практически одновременно.

И второй пример, современный. В Германии в 2015 году прошел суд над престарелым эсэсовцем Оскаром Грёнингом, который был бухгалтером концлагеря в Освенциме. К нему на суд пришла его бывшая жертва Ева Кор. Она была девочкой-еврейкой в этом лагере. И она обняла этого эсэсовца и поцеловала, от чего он в обморок упал. Объясняя свой поступок, она сказала: «Прощение даёт возможность избавится от ежедневной боли и гнева и не потому, что нацисты заслуживают этого, а потому что Вы этого заслуживаете». Но она не настаивала, чтобы суд его простил, чтобы его выпустили из-под стражи.

Что мы здесь видим? Милость и справедливость одновременно, и это важно понимать. У нас не должно быть однобокого понимания процесса. Когда я говорю о примирении, я не имею в виду, что надо всех простить, всё забыть и сделать вид, что ничего не было. Не о том речь. Настоящее примирение состоит из очень многих элементов, в том числе исцеляющих для обеих сторон. И это процесс, это очень длительный процесс. Дай Бог, чтобы этот процесс возглавила евангельская церковь с пониманием истины, с пониманием сердца Христа, с пониманием Божественной справедливости. Чтобы евангельская церковь могла дать направление в своем обществе для развития этой мысли, для примирения и восстановления отношений, и показала, на каком основании это все происходит.

Иногда в процессе диалога, когда разрушаются ложные представления друг о друге, наши гости говорят: «Я двадцать лет строил отношения со своим мэром, добивался того, чтобы нас перестали называть сектой, двадцать лет стремился к тому, чтобы мне давали в городе возможность евангелизировать. И мне это удалось. Теперь меня любят и приглашают на все мероприятия, которые проходят в нашем городе, теперь мне администрация города выделяет средства на проведение Пасхи. И что, братья, вы хотите, чтобы я взял и всё это выбросил ради вас?». Некоторые участники диалога так и говорят: «Вы что, хотите, чтобы я пожертвовал своим положением ради вас? Вы знаете, что у нас люди получают деньги от правительства?». Я благодарен им, что они это говорят. Лучше высказать то, что человек думает, даже если в моём или в чьем-то понимании он сто раз не прав. Слава Богу, если он это выскажет. Поэтому есть разные идеи: что делать, как преодолеть конфликт и разделение.

Самая главная часть нашего миротворческого семинара — выработка рекомендаций и построение следующего шага. Само наличие этого диалога уже тушит конфликты. Был случай, когда началась очередная перебранка между российскими и украинскими паствами, кто-то предложил всем просто зайти на наш сайт, сказали: «Смотрите, что христианам нужно делать». И всё, конфликт был погашен. Работа по примирению только-только началась, она должна идти и набирать обороты. Проект по созданию диалога и изменению мышления рассчитан у нас на пять лет, и каждый шаг открывает новые перспективы или возможности понимания того, что это более длительный процесс. В июле 2016 года мы хотим расширить площадку и пригласить к участию православных, иудеев, католиков из России.

О преследованиях верующих на Донбассе

— Знаете ли вы о притеснениях, которые испытывают евангельские общины на той территории Донбасса, которая не подконтрольна Украине?

— Наша миссия провела исследование в двух направлениях. Мы собрали в 2014 году 46 дел о преследованиях христиан за веру на востоке Украины, в зоне военных действий. Мы презентовали этот отчёт в Конгрессе США.

Мы собирали аффидевиты (письменные показания или заявления, данные под присягой. — Прим. ред.) не просто по средствам массовой информации. С каждым из пострадавших встречался наш человек, брал показания, которые были подтверждены пятью свидетелями и старшим в этой деноминации, в общине христиан. Потом это перевели на английский язык, делали фотографии. Это частично представлено в Интернете. Презентовав эти дела в Конгрессе во время прошлого президентского завтрака, мы хотели создать платформу для открытия эмиграции для пострадавших. Однако мы не стали дальше заниматься лоббизмом по изменению эмиграционного законодательства по отношению к тем, кто страдает на востоке Украины. Это было слишком дорого, но по этому отчёту правительство Соединенных Штатов официально признало гонение на христиан, и это отражено уже в отчёте Государственного Департамента США за прошлый год. Это некоторая база для дальнейших действий.

Я исследовал вопрос источника гонений в зоне военного конфликта на Донбассе: что это такое, кто этим занимается, кто инспирирует. Мне кажется, я приблизился к ответу: безусловно, это Православная Церковь Московского патриархата, но тут мы не делаем обобщений, не говорим о церкви как о чем-то монолитном. Внутри Православной Церкви МП я нашёл три основных движения: националистическое, политическое и евангельское. И вот как раз националистическое православие имеет, на мой взгляд, сегодня самое большое влияние внутри Православной Церкви Московского патриархата. Оно даже борется с Московской патриархией. И именно это крыло православия инспирирует на Донбассе преследование христиан других деноминаций.

Интересно почитать исповедание веры этих людей. Они ведь не верят прежде всего в Иисуса Христа как в Спасителя, т. е. это не является их пунктом веры номер один. Номер один у них — зло. Они верят во вселенское зло, которое заключено в католиках, униатах, «сектантах» и вообще всех отступниках, с которыми, как они считают, Господь Иисус Христос призвал их бороться. Это их кредо, самый главный пункт веры. Это националистическое движение, пользующееся большим влиянием.

Есть также и евангельское православие в Московском патриархате. Однако оно активно затаптывается. Священники, которые в своих проповедях делают акцент на Евангелии, как правило, ссылаются куда-нибудь подальше, в такие приходы, где их влияние было бы незаметным. Особенно в прошлом году были заявления некоторых священников по подобным конфликтам (например, здесь и здесь). Евангельских православных в церкви серьезно глушат, но они есть.

— Не так давно состоялась встреча Папы Римского и Патриарха Кирилла. Одна из ее целей — декларировать защиту христиан в восточных странах, например, в Сирии. Повлияет ли эта встреча на реальную ситуацию, как заявлено?

— Я думаю, что повлияет, потому что декларация такого уровня церковных и политических лидеров в любом случае привносит свои коррективы в ситуацию с освещением тех страданий, с которыми сталкиваются христиане на Востоке. Дай Бог, чтобы та информационная волна, которая идёт всё далее (я так понимаю, этот вопрос будет подниматься и на предстоящем Вселенском православном соборе), — дай Бог, чтобы она не угасала, а продолжала расти и тревожить тех, кто может повлиять на ситуацию. В конечном итоге, на мой взгляд, возможны позитивные действия в этом направлении.

Записал Валентин Озеров,
для «Портала-Credo.Ru»

Monday
Apr182016

О христианской мотивации защиты гонимых за веру. Часть первая

Портал Credo.ru опубликовал интревью со мной. 

Влад Кусакин, правозащитник и публицист, в феврале этого года побывал в Украине с семинаром в рамках миротворческой серии, организованной Institute for Global Engagement и его глобальными партнерами. В Славянске (Донецкая обл.) слушателями семинара стали лидеры христианских общин России, Украины и Средней Азии, которые искали пути разрешения конфликтов, возникающих в Евразии. Влад встретился в Киеве с членами Ассоциации журналистов, издателей и вещателей «Новомедиа».

Представляем Вашему вниманию наиболее интересные фрагменты этой беседы.

Зачем защищать гонимых

— Скажите, Влад, что движет Вами в Вашей правозащитнической деятельности?

— Некоторые лидеры церквей не считают нужным трудиться для защиты христиан от гонений, объясняя это тем, что страдания предсказаны в Библии: «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15:20). Однако все зависит от того, как рассматривать факты гонений: как события или как явление. Именно это различие объясняет мотивацию правозащитника.

В библейской притче о самарянине есть оба эти момента. Мы помним, что священник и левит прошли мимо человека, который был изранен разбойниками, они отнеслись к беде ближнего как к явлению. Самарянин же, увидев того, кто нуждался в помощи, как написано, «сжалился». Он отнёсся к этому как к событию, т. е. воспринял это лично, реализовал своё сострадание практическим образом. Наверное, священник и левит каким-то образом мотивировали свое поведение. Размышляя над этой притчей, я пытался проанализировать собственное мышление.

Я помню тот момент, когда в районе Майами-Бич произошел конфликт между полицейскими и латиноамериканцем, который был под воздействием наркотиков. Он был с ножом. Полицейские стояли и держали его на прицеле, и в какой-то момент он бросился на них. Они открыли стрельбу и убили его. А кто-то снимал это на телефон с другой стороны улицы. Потом эту запись выложили в Интернете. Я подумал: «Докатился Майами-Бич, уже вооружённые разборки на улице происходят. Криминал разгулялся. Теперь будешь думать в следующий раз: а стоит ли в этом районе в кафе зайти?»

Это мои маленькие эмоции. В тот момент я отнёсся к этому как к явлению. Я не подумал об этом человеке, о его душе, о его семье. В этом вся разница. Если люди рассуждают о последнем времени и о том, что гонениям надлежит быть, это не значит, что они делают неправильно. Они просто рассуждают о другой сфере отношений и подходят к этому вопросу с точки зрения явлений. Но Писание нам говорит о том, чтобы мы подражали примеру самарянина, который отнесся к беде ближнего с глубоким участием.

Более того, в Послании к евреям, 13:3, написано: «Помните узников, как бы и вы с ними были в узах, и страждущих, как и сами находитесь в теле». Этот стих отвечает на вопрос об уровне нашего отношения к тем, кто находится в узах. Но возникает вопрос: «Как?»

Когда я вижу страдания ближнего, гонения на того или иного пастора, я должен увидеть его слёзы, переживания его семьи, жены, детей. Я должен видеть его ситуацию. Я, естественно, должен сострадать. Реализовывать практически это сострадание по примеру самарянина, принимать его беду персонально и задумываться: «Если бы это коснулось меня лично, моей семьи, моего отца, моего сына, моего ближнего, моего пастора в церкви? Как тогда я относился бы к этому? Как к явлению?» Если бы я узнал, что моего отца арестовали и посадили в тюрьму за веру, разве я сказал бы: «Ну, последнее время. Что поделать?» Кто бы в здравом уме отнесся к этому так? Писание говорит: «Помните узников». И поясняет: как если бы и вы были с ними в узах. Вот это моя мотивация в этом служении.

Если же говорить о страданиях за веру, которые христианин сам готов принять, то это персональный выбор человека. Допустим, с пастором или кем-то другим что-то случилось, могу ли я думать, что так и должно быть, он должен страдать? Страдать или нет — это решать ему, а не мне. А мой выбор — это только помочь ему, и всё. Я не должен за него делать выбор.

В Средней Азии есть пастор, на которого заведено уголовное дело, абсолютно сфабрикованное. Он знает, что его могут арестовать. Он говорит: «Нет, я остаюсь здесь. Даже если меня убьют, даже если меня посадят, я буду делать то, для чего меня призвал Христос». Но если его посадят, я всё равно буду бороться за него всеми возможными средствами, какие есть сегодня в нашем распоряжении. И я считаю, что это нормально. Его выбор не притесняет мой, а мой — не препятствует его выбору. И он основывается на Писании, и я, и здесь нет противоречия.

Религиозная свобода сегодня

— Что можно сказать о состоянии религиозной свободы в современном мире?

— Мы долго искали механизм укрепления религиозной свободы. Есть два подхода к этому вопросу. Один называется «shame and blame», второй — «engagement». «Shame and blame» — это дословно «позорить и обвинять». Этот подход использовался после вступления в силу всемирной Декларации о правах человека после ряда международных соглашений, европейских, в том числе и Хельсинского соглашения 1975 года, этот подход неплохо работал в Советском Союзе, который, кстати, в 1975 году тоже подписал Хельсинский заключительный акт о правах человека (его подписал Брежнев).

Почему этот подход работал? Потому что страны были обязаны выполнять то, что они подписали. Если они не предоставляли те или иные свободы своим гражданам, то на основании этих международных отношений их обвиняли в нарушении. Естественно, понижался их имидж. В Советском Союзе были гонения на христиан, но они тщательно скрывались. Возникает вопрос: почему атеистическая страна тщательно скрывала гонения на христиан? Из-за того, что СССР был участником и ООН, и Хельсинского соглашения.

После 11 сентября 2001 года ситуация изменилась. Потому что Соединённые Штаты, которые всегда гарантировали выполнение этих договоров, сами были поставлены в ситуацию, когда вынуждены были нарушить некоторые позиции. В том числе и в религиозной свободе, когда был принят «Патриотический акт». Мы понимаем, почему он был принят. Но, тем не менее, он шёл вразрез с теми религиозными свободами, которые были гарантированы в международных соглашениях. Хотя и до этого система международных соглашений и взаимоотношений была сильно подточена, а после 11 сентября она потеряла свою силу. В результате сегодня практически невозможно говорить со страной о нарушении ею прав верующих, потому что каждая страна делает это под прикрытием борьбы с терроризмом. Это то, что делают Штаты в соответствии с «Патриотическим актом». Они говорят: «Да, мы нарушаем, но мы боремся с террористами». Как это происходит в Штатах, так это делается и во всём мире.

Казалось бы, борьба с терроризмом не имеет прямого отношения к христианской вере в нашем понимании. Тем не менее, она используется для того, чтобы преследовать христианскую веру в первую очередь. Это хорошо видно на примере Центральной Азии, где принятие репрессивных антитеррористических законов на фоне коррупции никогда не приводит к реальной борьбе с терроризмом. Оно приводит к обогащению силовых структур, которые должны заниматься борьбой с терроризмом. Самая лёгкая и безопасная цель для этих структур — евангельские христиане. Вместо того, чтобы ловить террористов где-нибудь на границе с Афганистаном, гораздо проще приехать в какое-то село, накрыть там домашнюю группу по изучению Библии, где собираются шесть или семь старушек, и выписать каждой штраф, а потом отчитаться о борьбе с экстремизмом. Это не гипотетическая ситуация, это реальный случай.

Коррупция — это вообще страшная вещь. Она нивелирует все усилия страны в борьбе с экстремизмом. Потому что когда в одном пакете идёт коррупция и репрессивный закон, то он как раз усугубляет ситуацию с экстремизмом.

Опять-таки, возьмем страны Средней Азии. Там есть квоты на террористов. Например, в Казахстане: в каждом районе поймать такое-то их количество. Вопрос: а что, если террористов нет? Значит, их надо сделать, правильно? Поэтому едут к самому незнатному, небогатому человеку без родственников, какому-нибудь пастуху. Подбрасывают ему экстремистскую литературу, приезжают к нему домой, арестовывают его, при понятых находят эту экстремистскую литературу и требуют взятку в тысячу долларов. Откуда у него тысяча долларов? Он говорит: «Это не мое». Тогда они его по статье за экстремизм отправляют на пять лет в зону. План выполнен, «экстремист» найден, «виновные» понесли наказание.

Но это ещё не всё. Он попадает на зону со статьёй «экстремизм». Естественно, в зоне его подтягивают те, кто являются настоящими экстремистами. И, отсидев пять лет, он выходит из зоны уже готовым, состоявшимся экстремистом. А почему, вы думаете, казахи воюют в Сирии на стороне ИГИЛ? Там ведь полно казахов, узбеков, киргизов. Они-то откуда взялись? Их государства как раз и формируют базу для этого под эгидой борьбы с терроризмом.

Христиан используют, во-первых, как лёгкую мишень, во-вторых, для баланса, потому что это исламские страны. Ведь когда правоохранительные органы начинают «прессовать» только мусульман, то создаётся как бы дисбаланс. Им нужно для приличия обвинить в экстремизме еще и кого-то. Вот то, что сейчас в Казахстане происходит.

В тюрьму — «за богохульство»

— В Казахстане адвентист седьмого дня Ыклас Кабдуакасов 28 декабря 2015 года был приговорен к тюремному заключению. Что Вы можете рассказать о его деле?

— Это первый протестант, заключённый за веру в той стране. Когда его выпустили из СИЗО, я как раз был в Казахстане. Он погулял месяц, подал апелляцию. Его обвинили в экстремизме, хранении экстремистской литературы. На самом деле эта литература не была экстремистской. Обвинили в оскорблении ислама, которое не было доказано никоим образом, и далее по списку.

В Казахстане практикуется «blasphemy law» — «закон о богохульстве». Де юре он существует в Пакистане, а де факто — в Казахстане. В этом судебном процессе было явно видно использование такого подхода, когда прокурор задавал вопросы. Он говорил Ыкласу: «Вы оскорбили пророка Мухаммеда». Ыклас ответил: «Как я оскорбил пророка?». - «Вы сказали, что он грешник». А этот человек раньше был мусульманином, он хорошо знает Коран, говорит: «В такой-то суре написано: “Прощаются грехи твои”, — значит, он был грешником». И это диалог на светском суде между прокурором и обвиняемым! Де факто это «закон о богохульстве». Это то, что набирает обороты сегодня в Казахстане.

Ыкласу дали два года. Сначала дали семь условно, потом ужесточили приговор и изменили на два года заключения. Сейчас его отправили на зону. Жена, шесть детей, младший только родился — четыре месяца ему. Жена работать не может, живет с детьми в однокомнатной съёмной квартире, со всеми вытекающими последствиями. Мы стараемся помочь.

Надо сказать, что этот судебный процесс не был открытым. Они засекретили все материалы суда. Протоколы, свидетелей, — всё засекретили. Они выдворили радио «Свобода» из зала суда, не дали поприсутствовать на некоторых заседаниях и почти не разрешали снимать его журналистам.

Это был своего рода закрытый процесс. Потому что, если бы протоколы суда были в доступе, весь этот подлог со лжесвидетелями и с тем, что там было, открылся бы. Я мог ожидать от них всего, что угодно, но такого! В суде выступали лжесвидетели-студенты. Один говорит: «Я 15 раз приходил на встречу с Ыкласом, и он оскорблял мои религиозные чувства». Судья спрашивает: «Почему же Вы 15 раз приходили? Пришли бы один раз, оскорбились, да и пошли бы домой». Потом у этого свидетеля спрашивают: «А Вы хоть верующий?». А он говорит: «Нет». «Какие религиозные чувства были оскорблены?» Ответ: «У меня родители верующие». «А что, Ваши родители приходили на встречу?» Ответ: «Нет». «А Вы рассказывали им об этой встрече?» «Нет». Такие вот свидетели.

— Есть информация, что в том доме, куда приходили студенты на встречу с Ыкласом, были установлены скрытые видеокамеры. А ранее в этой стране были случаи, когда скрытую видеосъемку использовали, чтобы записать какой-то компромат на определенных людей?

— Я думаю, в такие ситуации ставили мусульман. Там очень много мусульман сидит.

— Что можно сказать о личности Ыкласа?

— Это очень простой человек, казах. Плохо говорит по-русски, бывший мусульманин. Он покаялся у баптистов, потом посещал адвентистов. Был евангелистом, гедеоновцем. Распространял Писание, активно проповедовал. Я с ним встречался лично. Когда его отпустили из зала суда, он приехал в церковь, мы с ним общались.

Первое, что он спросил, обращаясь ко мне и к пастору: «Братья, дайте мне какую-нибудь справку, чтобы я мог распространить эти Новые Заветы, которые у меня остались. А то они меня опять арестуют».

В Казахстане нельзя таких справок выдавать — закон такой. Но сам факт мышления этого человека… Представляете: он только что вышел из тюрьмы! Когда его посадили в КПЗ, к нему подсадили двух экстремистов, в надежде, что они окажут на него давление. Экстремисты через неделю потребовали, чтобы их перевели в другую камеру, потому что он «замучил» их своим Иисусом, и они могут пожаловаться, что против них «пытки» применяют. Это факт. Я с ним разговаривал. Он настолько прямолинейный и настойчивый христианин.

— Известны ли условия содержания Ыкласа? Разрешены ли посещения?

— Он на общем режиме, поэтому, думаю, посещать его можно. Его отправили по этапу в город Павлодар на северо-востоке Казахстана. Он попал туда в середине января. Вот его адрес: Ыклас Кабдуакасов, г. Павлодар, учреждение АП-162/3, 4 отряд. Туда можно присылать открытки. Я думаю, это будет очень здорово, если люди будут писать ему открытки со словами поддержки. Однако в таких открытках нужно воздерживаться от прямого цитирования Библии, иначе их просто будут отклонять под предлогом того, что это религиозная пропаганда. Надо писать что-нибудь человеческое: «Любим тебя, молимся, поддерживаем, благословляем». Это будет здорово, потому что многие братья, побывавшие в заключении, свидетельствуют о том, что первое, чем искушает в тюрьме дьявол, это мыслями о том, что тебя все бросили. Что ты никому не нужен и твои страдания напрасны. А когда люди получают поддержку со стороны, это очень сильно укрепляет их веру. И написано же: «В темнице был, и вы пришли ко Мне» (Мф.25:36). Открытка — это эквивалент посещения, и для него это будет огромная поддержка.

— Есть ли надежда, что можно оспорить приговор по делу Ыкласа? Были ли прецеденты, когда оспаривались подобные сфабрикованные дела в этой стране?

— Да, приговор будет оспариваться в Верховном суде. Сейчас этот материал находится там. Такой прецедент был. Пастор Ержан Ушанов был оштрафован. По-моему, он несколько дней провёл в заключении. Его дело было оспорено в Верховном суде, он выиграл и даже получил компенсацию. Мы надеемся, что Верховный суд Казахстана в этот раз также примет правильное решение. Кстати, я веду блог в Интернете, посвящённый религиозной свободе, на русском и английском языках. Следите за обновлениями.

— А каков образ настоящего экстремиста?

— Если же говорить о настоящих экстремистах, я думаю, что это люди, которые не могут реализовать свои религиозные убеждения надлежащим образом. Потому что процесс превращения в экстремиста где-то начинается. Из многих дел по экстремизму, которые я анализировал, было дело о казахском пожарнике, подорвавшем себя в Афганистане и убившем местных солдат. Этот человек был пожарником, он хотел спасать людей. Каким образом его желание «спасать людей» превратилось в желание «убивать людей» — вот это интересный вопрос.

Я думаю, что здесь, безусловно, существует исламский фактор. Потом фактор государства, которое не даёт человеку реализоваться в той вере, в которой он хотел бы реализоваться. Я разговаривал по этому делу с одним из пасторов, и он мне сказал такую мысль: «А этот пожарник — он же по сути чистый харизмат был. Он так хотел к Богу, но государство сдавило христианские церкви настолько, что отрезает путь в церковь таким, как он, и многим другим, подталкивая их к неверному выбору и к неверной реализации внутренней жажды, внутренних устремлений в поисках Бога». Этот человек попал на неправильный путь, его подтянули к себе уже состоявшиеся экстремисты, и он просто пошёл в другом направлении. Здесь играет роль отсутствие возможности реализовать свои религиозные убеждения правильно. Это один из серьёзных факторов, на мой взгляд.

(Продолжение следует)

Записал Валентин Озеров,
для «Портала-Credo.Ru»

Tuesday
Feb232016

О любви и милосердии

Что такое иррациональная любовь?

Какие качества у молитвы приводящей к результату?

Все ли молитвы слышит Господь? 

Над этими и другими вопросами рассуждаем в церкви Добрая Весть, Славянск, Украина.

Thursday
Dec102015

Бог примирил. . . . . 

"Потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения. . . ." 2 Коринфянам 5:18

Война разрушила отношения между христианами России и Украины. Существующие контакты очень незначительны, и если и происходят, то как правило заканчиваются взаимными упреками. Имено по этому мы работаем над восстановлением отношений между христианами и надеемся, что наш проект перерастет в восстановление взаимоотношений между двумя народами.

Очередная встреча между христианскими лидерами России и Украины прошла в Славянке, Восточная Украина, недалеко от линии фронта. Впервые с начала боевых действий, российские христианские лидеры приехали сюда для того, что бы встретится со своими украинскими коллегами. 

Организаторам встречи удалось создать дружелюбную обстановку в которой прибывшие участники свободно обменивались взглядами и анализировали текущее состояние взаимоотношений. Обмен мнениями был столь эффективным, что российские и украинские участники переодически сознавались, что начали лучше понимать друг друга и ту атмосферу, в которой существуют церкви в их странах. 

Во второй части, собравшимся было предложено изучить Библейские принципы примирения и выработать свои собсвтенные рекомендации для евангельских лидеров двух стран.  Затем участники семинара выехали с составе команд волонтеров в пострадавшие от военный действий города для помощи оставшимся там жителям. Весь день они раздавали помощь, душепопечительствовали и общались с людьми. 

На третий день участники посетили поместную церковь, где совершили молитву о примирении, а так же Влад Кусакин проповедовал на тему "Блаженны миротворцы” https://youtu.be/8-7eoM6rAUY?t=1h31m5s

После собрания, российские участники общались с прихожанами церкви, одна из которых подошла к пастору из России и сказала: “Я так ненавидела вас, вашего президента, ваших наемников, которые убивают наших ребят. . . . . Но сегодня я простила вас”. Она заплакала и обняла пастора из России. Это очень хорошая иллюстрация духа, который наполнял атмосферу всех этих четырех дней. Дух покаяния, прощения и примирения. 

Monday
Nov022015

Блаженны миротворцы

Что такое миротворчество? 

Из чего состоит процесс примирения?

Все ли христиане миротворцы?

Над этими вопросами, после миротворческого семинара, рассуждаем в церкви Добрая Весть в Славянске, Украина.